Наука в современном обществе: сциентизм и анти-сциентизм

Дата создания: 10.06.2021
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Голосов: 2, Рейтинг: 5,00)
Загрузка...
Наука в современном обществе: сциентизм и анти-сциентизм

Суть проблемы

 В связи с неоспоримым усилением роли науки в современном обществе встает вопрос о том, благо ли это для человечества или нет. По этому вопросу в философии сложились два основных подхода: сциентизм и анти-сциентизм.

Сциентизм (от лат. scientia – знание, наука) – это направление, рассматривающее научное знание как наивысшую культурную ценность и определяющий фактор ориентации человека в мире. Сциентизм наиболее отчетливо проявляется в философии позитивизма. Анти-сциентизм занимает противоположную позицию. Он разделяется представителями экзистенциализма, Франкфуртской школы и др.

Сразу же оговорим, что проблему «сциентизм – анти-сциентизм» нельзя понимать упрощенно, думая, что сциентизм выступает за науку, а анти-сциентизм – против науки. Никакой человек в здравом уме не станет отрицать достижения науки, ее значение для развития общества. Равным образом никто не станет оспаривать определенные негативные последствия возрастания роли науки в жизнедеятельности общества. Проблема эта гораздо более сложная. Ее суть довольно точно сформулировал известный русский философ Н. Бердяев. Он отмечал, что «никто серьезно не сомневается в ценности науки. Наука – неоспоримый факт, нужный человеку. Но в ценности и нужности научности можно сомневаться. Наука – и научность – совсем разные вещи. Научность есть перенесение критериев науки на другие области духовной жизни, чуждые науки. Научность покоится на вере в то, что наука есть верховный критерий всей жизни духа, что установленному ей распорядку все должно покоряться, что ее запреты и разрешения имеют решающее значение повсеместно». Здесь следует оговорить, что под научностью Бердяев подразумевал сциентизм. Таким образом, речь идет о пределах и возможностях науки в жизни человека и общества.

Как это часто бывает с философскими проблемами, многие люди (можно даже уверенно сказать – подавляющее большинство) думают, что проблема «сциентизм – анти-сциентизм» это нечто далекое от их реальной жизни, насущных проблем. На самом же деле, это одна из проблем, с которой ежедневно сталкиваются все люди всех современных обществ, независимо от того, знают ли они об этом или нет. К примеру, школы, а заодно и родители должны делать мучительный выбор, что должны изучать школьники – родной язык, национальную культуру или же новые информационные технологии? На все дисциплины, увы, не хватает времени, школьники и так перегружены. А вузы должны решать, чем они должны заниматься – формировать из студентов граждан, личностей, как это раньше делали классические университеты, или же учить их навыкам успешной карьеры, как это стали делать современные университеты. Делать и то, и другое одновременно невозможно – они требуют различных парадигм образования. Нетрудно увидеть, что практически в каждом человеке мучительно борются сциентистские и анти-сциентистские стремления (аргументы).

 

Сциентизм и анти-сциентизм: сравнительный анализ

Чтобы понять суть расхождений между сциентизмом и анти-сциентизмом, рассмотрим вкратце, как они оценивают (1) место науки в познавательной деятельности человека, (2) место науки в культуре в целом и (3) тип формируемой ими личности.

(1) Место науки в познавательной деятельности человека.

Сциентизм, не оспаривая того обстоятельства, что ненаучные виды познания в свое время сыграли важнейшую роль в развитии человечества, вместе с тем утверждает, что в современных условиях научное познание является главным и основным способом получения знания и что другие виды познавательной деятельности не способны стать ему серьезной альтернативой. Наиболее ярко эта позиция отразилась в учении основателя позитивизма О. Конта. В развитии знания он выделял три стадии: теологическую, метафизическую и позитивную (научную). Научное знание – высшая форма знания. Поэтому сциентизм скептически относится к ненаучным видам познания.

Анти-сциентизм считает неправомерным развивать научное познание в ущерб другим видам познания. По мнению его приверженцев, ненаучные виды познания не менее эффективны и результативны, чем научное познание. Наиболее последовательно и аргументированно эту точку зрения обосновывает американский философ П. Фейерабенд. Он подчеркивает, что неправомерно сравнивать различные виды познавательной деятельности по их достижениям. Фейерабенд говорит, что споры о том, какой из них является наиболее эффективным и продуктивным, носят схоластический характер – одни виды познания преуспели в познании одних явлений, а другие – в познании других. Он констатирует: «Мы обязаны науке невероятными открытиями. Научные идеи проясняют наш дух и улучшают нашу жизнь. В то же время наука вытесняет позитивные достижения более ранних эпох и вследствие этого лишает нашу жизнь многих возможностей. Сказанное о науке справедливо и в отношении известных нам сегодня мифов, религий, магических учений. В свое время они также приводили к невероятным открытиям, также решали проблемы и улучшали жизнь людей. Нельзя забывать, сколькими изобретениями мы обязаны мифам! Они помогли найти и сберечь огонь; они обеспечили выведение новых видов животных и растений, и часто более успешно, чем это делают современные научные селекционеры; они способствовали открытию основных фактов астрономии и географии и описали их в сжатой форме; они стимулировали употребление полученных знаний для путешествий и освоения новых континентов; они оставили нам искусство, которое сравнимо с лучшими произведениями западноевропейского искусства и обнаруживает необычайную техническую изощренность; они открыли богов, человеческую душу, проблему добра и зла и пытались объяснить трудности, связанные с этими открытиями; они анализировали человеческое тело, не повреждая его, и создали медицинскую теорию, из которой мы еще и сегодня можем многое почерпнуть. При этом люди далекого прошлого совершенно точно знали, что попытка рационалистического исследования мира имеет свои границы и дает неполное знание. В сравнении с этими достижениями наука и связанная с ней рационалистическая философия сильно отстают, однако мы этого не замечаем». Фейерабенд подчеркивает, что «имеется много способов бытия-в-мире, каждый из которых имеет свои преимущества и недостатки, и что все они нужны для того, чтобы сделать нас людьми в полном смысле слова и решить проблемы нашего совместного существования в этом мире».

В силу сказанного, оптимальным вариантом, по его мнению, является анархический принцип «все дозволено». Здесь важно иметь в виду, что Фейерабенд выступает не против научного знания, а против методологического принуждения. Показательно название его работы: «Против методологического принуждения. Очерк анархистской теории познания». Он заключает, что «разделение науки и не науки не только искусственно, но и вредно для развития познания. Если мы действительно хотим понять природу, если мы хотим преобразовать окружающий нас физический мир, мы должны использовать все идеи, все методы, а не только небольшую избранную их часть».

         (2) Место науки в культуре в целом.

Наука, как известно, компонент культуры. Культура в целом есть способ бытия человека в мире. В этом смысле она предназначена для самоопределения человека в мире, есть фактор ориентации человека в мире. В Новое время на фоне достижений науки сложилось мнение о том, что вся общественная жизнь должна быть «переведена» на научные основания. Еще Ф. Бэкон мечтал об обществе, функционирующем главным образом на основе достижений науки. Впоследствии многие философские направления разделяли эти убеждения. Таким образом, сциентизм считает, что из всех компонентов культуры (морали, религии, искусства, науки и др.) важнейшим и определяющим в современном обществе является наука.

Анти-сциентизм утверждает, что снижение роли других компонентов культуры чрезвычайно пагубно сказывается на жизни человека и общества. Его представители убеждены, что наука не способна заменить их, что попытки перевести их на научные основания обречены и, более того, приведут к их деградации. К примеру, не оспаривая достижения науки, анти-сциентизм отмечает, что, несмотря на все эти достижения, человечество отнюдь не стало счастливее. Напротив, самочувствие людей и человечества в целом заметно ухудшилось, по крайней мере, большинство людей смотрит в будущее отнюдь не с оптимизмом. Следовательно, наука способна решить отнюдь не все проблемы человека. Более того, утверждают приверженцы анти-сциентизма, наиболее важные проблемы человека решаются отнюдь не наукой, а другими компонентами культуры.

 (3) Тип формируемой ими личности.

Сциентизм уверен, что наука формирует человека с рациональным, здравым взглядом на мир, основанным на научных знаниях, и вытесняет прежние фундаменталистские, мистические, мракобесные воззрения.

Анти-сциентизм утверждает, что наука формирует «одномерного человека» (Г. Маркузе), человека с однобокими взглядами, не признающего никаких ценностей, кроме прагматизма. Его сторонники говорят, что наука, лишенная социокультурных ориентиров, утрачивает гуманистические ценности и идеалы. Об этом говорит то обстоятельство, что многие ученые участвуют в антигуманных экспериментах, создании различных видов оружий массового уничтожения и т.д.

 

Что делать?

 

Не надо быть философом, чтобы понимать, что в идеале желательно совместить ценности и позитивные элементы всех компонентов культуры. Однако в реальной жизни приходится чем-то жертвовать. В этом смысле под сциентизмом можно понимать направление, которое считает, что усиление роли науки в жизни человека и общества даже за счет снижения роли других компонентов культуры является меньшим злом, чем усиление роли других компонентов культуры в ущерб науке. Анти-сциентизм, напротив, убежден в том, что усиление роли науки в ущерб другим компонентам культуры приносит больше зла.

Нетрудно заметить, что рациональное зерно есть в аргументах сторонников как сциентизма, так и анти-сциентизма. Борьба между ними является отражением проблемы неоднозначности вектора развития современного общества (человечества). Нам (современному человечеству) предстоит сделать чрезвычайно болезненный мировоззренческий, а, следовательно, философский выбор. Задача философии состоит в том, чтобы обосновать преимущества и недостатки того или иного мировоззренческого выбора, а мировоззренческий выбор всегда делают не философы, а само общество (человечество).

Автор:

Кочесоков Роберт Хажисмелович