Ученый КБГУ Азамат Хаширов выступил на передовой российской конференции по химии

Дата создания: 08.12.2022
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Голосов: 5, Рейтинг: 4,20)
Загрузка...

Азамат Хаширов на конференции по органической химии

24-25 ноября в Институте органической химии им. Н.Д. Зелинского (г.Москва) состоялась конференция «Фундаментальные открытия, формирующие химию сегодня», организованная Научной школой академика В.П. Ананикова. Валентин Ананников открыл мероприятие, выступив с докладом о новых направлениях развития в науке и технологиях 2023 года. В своей речи он поблагодарил присутствующих за проявленный интерес, отметив, что для участия в конференции в Москву приехали докладчики из разных концов России, включая сотрудников Южно-Российского государственного политехнического университета (НПИ) им. М.И. Платова (г. Новочеркасск), Санкт-Петербургского государственного университета (г. Санкт-Петербург), Кабардино-Балкарского государственного университета (г. Нальчик), Тульского государственного университета (г. Тула).

Высокая активность коллег-химиков из других городов и научных сотрудников ИОХ во многом была вызвана неординарным характером, междисциплинарной направленностью и обширной тематикой конференции. Участники подготовили пленарные лекции, ключевые, устные и стендовые доклады по таким темам, как: гомогенный металлокомплексный катализ, химия ацетилена и карбида кальция, изучение химических реакций на молекулярном и наноразмерном уровне, развитие и применение аддитивных технологий, гибридные неорганические и органо-неорганические материалы, оптимизация каталитических систем для органического синтеза.

Особенно живой интерес и массу вопросов у присутствующих вызвал доклад к.т.н. Азамата Аскеровича Хаширова, сотрудника научно-исследовательского Центра прогрессивных материалов и аддитивных технологий при Кабардино-Балкарском государственном университете на тему: «Аддитивные технологии и границы их применимости».

Предлагаем вашему вниманию интервью с А.А. Хашировым, подготовленное пресс-службой ИОХ.

– Азамат Аскерович, расскажите пожалуйста, как в Кабардино-Балкарском университете развивалось то направление, которым Вы сейчас занимаетесь?

Все началось с подвала, если можно так сказать. То есть, у нас был минимальный набор оборудования, скорее: пробирки все из стекла, реакторы собственной сборки. Микитаев Абдулах Касбулатович зародил тогда это направление у нас в Нальчике. Затем оно развивалось, мы начали участвовать в конкурсах, выигрывать гранты. С помощью этих денег мы смогли развиваться, покупая себе новое оборудование, и в итоге мы выросли в научный центр – Центр прогрессивных материалов и аддитивных технологий. У нас есть все оборудование: широкий спектр оборудования для синтеза – это металлические и стеклянные швейцарские реакторы, у нас есть большой столитровый реактор для производства полиэфирэфиркетона, оборудование для изучения свойств – ИК-спектроскопия, ДСК (дифференциальная сканирующая калориметрия), ТГА (термогравиметрический анализ), ДМА (динамический механический анализ), хроматографы, оборудование для испытаний механических характеристик полимеров. То есть все, чтобы изучить свойства того, что мы делаем. Кроме того, у нас есть оборудование по аддитивным технологиям – SLS принтер, четыре SLA-принтера, три FDM-принтера, которые позволяют печатать в том числе серьезные пластики по типу полиэфирэфиркетона. К тому же, у нас есть термопласт-автоматы, пресс-машина, экструдеры – то есть, мы можем осуществлять полный цикл, начиная от синтеза, заканчивая конечными изделиями.

– Складывается впечатление, что у вас довольно обширная и хорошо оборудованная приборная база…

Теперь уже да: мы успели за много лет накопить такое оснащение.

– Можно сказать, что сейчас вам уже не страшны те технологические ограничения, с которыми мы столкнулись?

Если речь идет о санкциях, то они немного страшны в том случае, если оборудование выходит из строя, но мы приноровились его чинить своими силами, потому что все это делают не волшебники с помощью магии – а такие же люди. Можно заказать какое-то реле, припаять его, и вот, починился прибор, допустим, поэтому особо нас не пугают санкции.

– То есть вы все уже научились настраивать свою приборную базу?

Конечно, мы научились за это время. Я вот например уже несколько установок собрал для мойки полимера, в следующем году я планирую собрать металлический реактор, причем, лабораторно-промышленный. То есть планируется сделать мини-макет промышленного производства. У нас для этого есть все ресурсы. За счет того, что Нальчик — небольшой город, с Москвой, конечно, по масштабам никак не сравнится, нам проще, мы там все друг друга знаем. Если что, звонишь знакомому: «изготовь пожалуйста мне по чертежу из металла там что-то», из листового металла, из цельной заготовки. Шлифовка, полировка, фрезеровка, токарка – все этапы мы можем быстро проходить.

– В своем докладе Вы упомянули о том, что аддитивные технологии используются в нескольких отраслях. Можете ли Вы выделить какое-то конкретное, наиболее востребованное и перспективное направление?

Думаю, сейчас самым востребованным является оборудование, попавшее под санкции. Есть оборудование, под которое вот так просто реле не купишь, и там, возможно, надо будет изготавливать какие-то особые изделия из того же полиэфирэфиркетона. Это могут быть какие-то системы, когда, к примеру, нужен серьезный диэлектрик, которым полиэфирэфиркетон и является. Еще, конечно, космическая область в России страдает без заграничного импорта. Все недостающие приборы, детали, механизмы, оборудование нужно замещать отечественными, поэтому импортозамещение сейчас самое актуальное направление.

– А что Вы можете сказать о медицинских технологиях?

Медицина вся импортная, все, что имплантируется в человеческий организм, даже в стоматологии. И вообще, нет ничего отечественного, практически все инструменты импортные, все импортное, поэтому необходимо всю медицину полностью с нуля заменять на отечественную. То есть это уже как целое отдельное и очень перспективное направление, потому что нам безусловно пора становиться более независимыми в этом плане.

– Скажите, вы работаете больше с какими-то коммерческими компаниями или в основном с государственными организациями?

Если честно, мы открыты вообще для всех, без преувеличения. То есть, грубо говоря, придет человек с улицы, постучится и скажет: «У меня такая крутая идея, вот, помогите мне ее сделать», – никогда этому человеку не откажем. Иногда это работает не в нашу пользу, потому что порой мы много сил тратим на какие-то разработки, а человек оказывается ненадежным или что-то еще происходит, но мы никому не отказываем, мы стремимся помогать всем.

– Технологические санкции против России как-то отразились на количестве заказов, которые получает ваш Центр?

Заказов точно стало больше. Очень много людей приходят со своими задачами, и мы их решаем.

– Сколько времени в среднем занимает полный цикл выполнения того или иного заказа: разработка, внесение корректировок, внедрение и производство если можно вообще выделить некую среднюю величину?

Все зависит от постановки задачи, а именно, от ее формулировки. Приведу Вам пример недавней задачи: перед нами поставили цель создать уплотнительное кольцо. Как это сформулировал заказчик: «Мне нужно уплотнительное кольцо из полиэфирэфиркетона». Нет проблем, сделаем. Сделали ему. Оно не работает. Мы говорим: «Для чего оно Вам нужно, что Вы хотите в итоге?». Заказчик объяснил, и мы со второй итерации сразу сделали то, что ему нужно, ту деталь, которая выдержала все испытания. Поэтому если заказчик грамотно сформулировал идею, ТЗ – весь процесс может занять один день. В противном случае, когда нет четкого ТЗ — выполнение этой задачи может растянуться на многие месяцы.

– Сколько времени прошло с момента, когда Центр купил первый прибор до сегодняшнего состояния приборной базы и уровня технической оснащенности?

Я работаю в Центре восемь лет, если я не ошибаюсь. До меня Центр существовал примерно еще столько же, то есть уже минимум 15 лет.

– Что Вы можете сказать о команде специалистов Центра, в котором Вы работаете?

У нас хороший коллектив, который сформировался за долгий срок. Очень мало новых людей, их практически нет. Весь костяк коллектива работает еще со времен возникновения Центра, новые люди отбирались очень тщательно и проверялись годами.

У нас за каждый прибор или комплекс приборов отвечает один сотрудник, поставленный на это оборудование, и со временем этот человек становится специалистом в своей области. По моему мнению такой подход лучше, чем слишком многопрофильный сотрудник, который ни в чем до конца не разбирается.

– А много вообще сейчас в России существует подобных центров аддитивных технологий?

Я думаю, что таких крупных мало, но небольшие, скорее всего, есть практически везде.

– В чем уникальность именно вашего Центра?

Как я говорил, у нас есть полный цикл от синтеза до получения изделия разными методами (фрезеровка, токарка, аддитивные методы переработки разными способами – FDM, SLS, SLA), и все в одном месте подключено.

– Организует ли ваш Центр обучение в том или ином формате: практические семинары или же мастер-классы?

Да, конечно. Как правило, мы работаем по запросу: когда приходит запрос, мы обучаем сотрудника, который приехал к нам, работать на том или ином оборудовании, которое у нас есть и представлено на сайте. Но на разработку собственных курсов у нас пока не хватает времени.

Источник: https://zioc.ru/events/news-announcements/pub-31485817


!!!  Понравился пост? Ставь 5 звезд!


90 лет исполнилось в 2022 году со дня основания Кабардино-Балкарского государственного университета им. Х. М. Бербекова. КБГУ — участник программы Минобрнауки РФ «Приоритет–2030», входит в топ-100 вузов России. Расположен в центре Северного Кавказа, в городе-курорте Нальчик. Один из ведущих классических научно-образовательных центров СКФО. В 15 учебных подразделениях КБГУ обучаются более 18 000 студентов, аспирантов, ординаторов из более 52 субъектов РФ и 45 зарубежных государств.

«Буклет КБГУ» 2022. К 90-летию вуза